05 февраля 2019

Интервью "Российской газете" руководителя Росстандарта Алексея Абрамова

Недовес взят

Глава Росстандарта - о проверках веса товаров, отмене поверочного рабства и документах для астрологов

Текст: Игорь Зубков
Российская газета - Федеральный выпуск № 24(7782)

В интервью "Российской газете" руководитель Росстандарта Алексей Абрамов рассказал о новой системе контроля качества, в которой и добросовестному производителю комфортно, и потребителю хорошо, о введении штрафов за обман с ГОСТами, проверках на недовес и недолив, масштабной ревизии экзотических сертификатов, а также об отмене поверочной повинности населения.

Алексей Владимирович, когда товары в магазинах будут проверяться на недовес? Сейчас производитель может случайно или специально не доложить в упаковку товар, будь то продукты, шампунь или косметика. И ему ничего за это не будет.

Алексей Абрамов: Росстандарт и так разбирается со всеми известными ему случаями недовеса, как и недолива автомобильного топлива. Для этого у нас есть функции метрологического надзора. Повысить нашу эффективность здесь могут инструменты оперативного реагирования. Как раз сейчас мы готовим поправки, в частности, чтобы иметь возможность проводить контрольную закупку и, что называется, не отходя от кассы хватать нарушителей за руку.

Что касается фасованной продукции, здесь уже разработаны проекты национальных стандартов с основными метрологическими требованиями к упаковкам товаров и к методам испытаний на соответствие нормам.

Скажем, если в единичном случае в литровой бутылке подсолнечного масла окажется только 985 мл, то есть недолив составит менее 1,5 процента, это можно объяснить случайностью.

Но если меньше положенного литра окажется уже в каждой бутылке из партии, выставленной на продажу, налицо систематический недолив. Стандарты готовятся к утверждению до конца первого квартала этого года, и с их введением производители получат возможность сертифицировать свой товар в Национальной системе сертификации (НСС) на полноту содержимого своей фасовки.

В этом случае товар будут маркировать буквой "Ф". Тем самым мы гарантируем, что объем расфасованной продукции находится в пределах допустимой погрешности и для покупателя соответствует фактически заявленному.

Сейчас нам предстоит детально описать правила и процедуры сертификации на точность фасовки, дооснастить испытательные лаборатории. К примеру, в борьбе с "недовесом" в мире уже используются автоматизированные весы, способные осуществлять контроль согласно последовательной выборке товара из всей партии и выдавать протокол испытаний с уже рассчитанными характеристиками.

Случается и более существенный недолив, чем 1 или 1,5%

Алексей Абрамов: Да, бывает, что он превышает и 3%. И это уже настоящее мошенничество. При объеме упаковки более 15 килограммов или литров можно "понять и простить" погрешность веса в 1%. То есть 50-килограммовый мешок сахара можно будет продавать, только если в нем недостает до 500 граммов веса, и то не во всех случаях. Систематический недовес или недолив Росстандарт будет отслеживать и обязательно на них жестко реагировать.

А вы уверены, что производители согласятся на такую сертификацию?

Алексей Абрамов: Здесь многое зависит от торговых сетей - будут ли они принимать товары с недовесом или, чтобы не отвечать за чужой обман, требовать их перемаркировку. Для этого должен быть третий, независимый участник, который возьмет на себя труд по проверке соответствия товара жестким требованиям. Мы будем использовать только "мягкую силу" потребительской лояльности, которая будет вынуждать производителя идти на такую независимую оценку.

Поверочное рабство отменят

Первый шаг к отмене поверочного рабства сделан: недавно принят закон об интеллектуальном учете электроэнергии - новые счетчики будут проверять сами поставщики ресурса. А что со счетчиками воды? Все останется по-прежнему?

Алексей Абрамов: Позиция Росстандарта - такие же решения, как по электросчетчикам, нужно принимать последовательно по всем направлениям учета коммунальных ресурсов. То есть и по воде, и по теплу, и по газу.

Сейчас ситуация с бытовыми счетчиками вывернута наизнанку. Это как если бы у вас существовала обязанность приходить на рынок со своими весами, да еще выслушивать требования продавца, чтобы ваши весы были поверены. Нет, точность показаний должен обеспечивать поставщик - достаточно, что потребитель платит за потребляемые ресурсы.

Поэтому вместе с минпромторгом, минстроем и минэкономразвития мы будем в этом году инициировать поправки, которые полностью освободят граждан от того, что уже известно как "поверочное рабство" - обязанности следить за корректностью показаний приборов учета коммунальных ресурсов. Единственное, что в случае принятия поправок потребуется от собственников или арендаторов жилья, - обеспечить доступ к внутридомовым счетчикам для специалистов ресурсоснабжающей или управляющей компании.

Вы уже провели эксперимент по централизованной поверке водосчетчиков. Что он показал и кого в итоге все же обяжут проводить поверки - УК или поставщиков ресурсов?

Алексей Абрамов: Эксперимент затронул небольшое количество многоквартирных домов в трех городах. Хотя централизованная поверка водосчетчиков, на наш взгляд, была бы удобнее и выгоднее потребителям, мы убедились, что жители многоквартирников еще не готовы самоорганизовываться и обращаться за таким форматом обслуживания.

А значит, здесь нужны государственные решения, тем более что трудно будет наладить такое взаимодействие без участия ресурсоснабжающих организаций. Кстати, такой подход был бы выгоден и им, потому что это вопрос экономии. Но все ли водоканалы сегодня смогут это взять на себя? Словом, конкретные механизмы перераспределения функций по поверке счетчиков еще будем обсуждать, в том числе с минстроем. И мы планируем эту работу проводить в текущем году.

Медиумы и маги останутся без документов

Сейчас можно получить сертификат по астрологии, хиромантии и другим достаточно спорным услугам. И все эти системы сертификации есть в реестре Росстандарта, что делает их вполне легальными и даже официальными. В Госдуме ко второму чтению готовится законопроект, который меняет уведомительный порядок регистрации таких систем на разрешительный. Какие требования вы к ним предъявите?

Алексей Абрамов: Действительно, сегодня юридически мы не можем отказать в регистрации таких систем, на это просто нет оснований. Нам не хватает внятных правил работы в добровольном подтверждении соответствия. И когда я говорю "нам", я имею в виду не столько нас, регулирующий орган, сколько потребителей всех тех товаров и услуг, которые легализуются на рынке благодаря действующему порядку сертификации. На практике рано или поздно находятся умники, которые используют это в корыстных и даже противоправных целях, умудряясь при этом прикрываться именем государства. При этом существующее положение дел не мешает нам с вами прийти к ситуации полного абсурда, когда на гербовой бумаге начнут сертифицировать не только медиумов и магов, но даже то, что противоречит нормам морали или прямо запрещено законом. Убежден, что все это должно отсекаться еще на этапе экспертизы заявленных к регистрации систем. И уже на основе этой экспертизы - приниматься решение о регистрации или отказе в ней.

А что делать с теми двумя тысячами добровольных систем, которые уже зарегистрированы в госреестре?

Алексей Абрамов: Владельцам таких систем будет дан год на то, чтобы пройти перерегистрацию по новым правилам.

Это позволит в том числе определить, какие из этих систем реальные, "живые", имеют оригинальные требования. Под "оригинальными" нужно понимать не то, что они взяты с потолка и в целом довольно экзотичны, а что они отвечают потребностям отраслей экономики и запросам участников рынка.

Реальное право на ГОСТ имеет почти тысяча товаров

Вы уже, наверное, начали повторные проверки продукции, которая получила знак НСС. Что они показывают?

Алексей Абрамов: За полтора года в Национальной системе сертификации (НСС) зарегистрирована почти тысяча наименований продукции. По условиям НСС проверки по каждому наименованию проходят не реже раза в год. И наши результаты подтверждают, что производители "держат марку". Никто из них пока не допустил нарушений.

А кто эти производители?

Алексей Абрамов: Это просто добросовестный бизнес, который хочет получить конкурентное преимущество на рынке через доверие потребителей.

Мы не гонимся за количеством записей в реестре. Знак национальной системы стандартизации должны получать действительно достойные и проверенные поставщики. Поэтому мы будем отслеживать и очень щепетильно относиться к попыткам "решить вопрос" с его присвоением без проведения испытаний.

За время реализации проекта мы смогли донести нашу идеологию. Объяснить, зачем НСС нужна и чем выгодна производителям, потребителям и государству - как регулятору и контролеру. Сейчас проект "созрел" для своего законодательного закрепления. В законопроекте о сертификации, о котором мы здесь уже говорили, как раз устанавливается правовой статус Национальной системы сертификации.

Что будет за ГОСТы на товарах не по ГОСТу

Но до сих пор нет ответственности за использование знака ГОСТ на товарах, которые в реальности сделаны не по ГОСТам. Вы будете предлагать ввести отдельный состав правонарушения за это?

Алексей Абрамов: Да, мы видим необходимость введения отдельного состава административного правонарушения в КоАП об ответственности за недостоверную маркировку ГОСТами. И считаем необходимым наделение Росстандарта соответствующими контролирующими полномочиями.

Наши предложения будут направлены в ближайшее время в правительство в общем пакете с другими нашими инициативами, в том числе теми, о которых я уже сказал, к примеру, для борьбы с недоливом топлива. Все они поддержаны госкомиссией по противодействию контрафакту на рынке, которую возглавляет глава минпромторга Денис Мантуров.

Кроме того, мы договорились с коллегами из Роспотребнадзора о совместной работе в рамках межведомственного взаимодействия по пресечению нарушений и злоупотреблений на рынке.

Какие санкции вы здесь считаете достаточными?

Алексей Абрамов: Это должен быть оборотный штраф от 1 процента от годовой выручки компании-нарушителя и 3 процента при повторном нарушении.

Практика оборотных штрафов в сфере технического регулирования и обращения продукции на рынке уже есть, и ее надо расширять. Когда в 2018 году средний штрафной чек на топливном рынке вырос с 60 тысяч до 560 тысяч рублей, это заставило многих владельцев АЗС задуматься, стоит ли нарушать в принципе. При этом доля некондиционного топлива снизилась на рынке в два раза. Мы лишний раз убедились: до тех пор, пока санкции не привязаны к выручке, неадекватно низкие штрафы не могут исправить ситуацию коренным образом. Особенно в условиях жестких ограничений для контролирующих органов, которые сейчас установлены. Мы не так часто вмешиваемся в хозяйственную деятельность на рынке, чтобы при этом еще гладить нарушителя по голове и говорить: ты, мол, штраф в 10 тысяч заплати, и мы больше к тебе претензий не имеем.

Госзакупки получат новый знак

Будут ли какие-то преференции для товаров со знаком Национальной системы сертификации, например в госзакупках?

Алексей Абрамов: Мы уже сотрудничаем с рядом регионов, которые заинтересованы в объективной оценке поставщиков по государственным и муниципальным закупкам. Для производителей это хороший шанс расширить сбыт.

При этом в большинстве случаев мы обеспечиваем внешнюю, независимую оценку в наших федеральных лабораториях. Бизнесу предоставлены все возможности оценки соответствия в НСС по широкой номенклатуре продукции, закупаемой на бюджетные средства. И наша политика нацелена на то, чтобы доступ к этим испытательным возможностям у производителей был, по сути, в любой точке страны.

То есть сертификация на соответствие ГОСТу может выступить неким фильтром при госзакупках?

Алексей Абрамов: Скажу так: наличие подтвержденной сертификации в НСС, за которой стоят реальные, жесткие испытания в неангажированной лаборатории, имеет право рассматриваться как преимущество. Заверенный государством стандарт (или ГОСТ) - это единственное мерило качественных характеристик закупаемой продукции. Это базовый ориентир для заказчика при выборе уровня требований, чтобы он не был умышленно завышен или занижен. Большинство национальных стандартов сегодня соответствует как современному научно-техническому уровню, так и общей экономической ситуации в стране. При их использовании для целей госзакупок государство с позиции заказчика получает четкое видение, какого качества товар оно закупает. Особенно это актуально, когда речь идет о продукции для социальных нужд или массового сегмента: диетическом питании для лечебных учреждений, школьной формы, средств индивидуальной защиты или стройматериалов.

То есть при равной цене предпочтение на конкурсе могло бы быть отдано товару со знаком НСС?

Алексей Абрамов: Повторю: во-первых, товары из НСС оценены на соответствие стандартам, имеющим самый высокий - национальный - статус. Заказчик может доверять результатам этой экспертизы, понимая, что ему не придется тратить дополнительное время на проверки. Ведь может и такое случиться, что продукция окажется некачественной и придется расторгнуть контракт. Кроме того, заказчику важно удостовериться в наличии реального производства и соответствии производственных мощностей объему заказа. Требования НСС позволяют проверить, действительно ли поставщик способен произвести продукцию в необходимом количестве и нужном качестве.

Вы будете инициировать поправки об этом в правила госзакупок?

Алексей Абрамов: Продвинутые региональные администрации, заинтересованные в наведении порядка в своих закупках, уже воспринимают НСС как действенный инструмент для оценки продукции. Поэтому пока мы будем развивать эту позитивную практику в регионах, где много стандартизированных закупок: продукты питания в детские сады и школы, услуги социального характера. Дальше посмотрим, нужны ли какие-то поправки.

https://rg.ru/2019/02/04/glava-rosstandarta-o-proverkah-vesa-tovarov-i-otmene-poverochnogo-rabstva.html